Порно рассказ «День открытых дверей в универе»

В том году я заканчивал 11 класс, мне в марте исполнилось 18 лет, ну и я хотел поехать летом на море с семьёй, да папан не смог. Ну а вдруг в апреле мамочке пришло письмо из Одессы, от друзей семьи — тёти Нины и дяди Бори. Они вместе учились в институте, но эти хитрецы сделали не менее хитрый вольт, я как узнал, так немного обалдел. Тётя Нина очень соблазнительная была в те времена студиозов и выскочила замуж за местного морячка. А дядя Боря устроился на военный завод подработать и ему сделали приглашение после получения диплома. Заодно он женился на одной великовозрастной пышнотелой девушке с приданным в виде квартиры.

А через пару лет они благополучно развелись и сейчас живут вместе. И как получилось смешно — получилось забавно! Морячок оставил тёте Нине квартиру, а сам, познакомившись при разводе с женой дяди Бори, сделал сразу ей предложение. Так что они заявление на развод и заявление на регистрацию брака подали почти одновременно. Ну и коллизии семейного характера в этой невероятной Одессе!

В письме тётя Нина пригласила нас в Одессу — дни открытых дверей в всех ВУЗах города. Так что мамочка взяла отпуск на неделю и мы поехали «Метеором» в город каштанов. Во время рейса пошёл дождь, потом по окончании потемнело в салоне, стало прохладнее и мамочка прижалась ко мне и задремала, положив голову на плечо. А я обнял её и моя правая рука случайно оказалась на её пышной груди.

Слегка задрожав, я потом успокоился и стал мять её мягкую грудь, сильно балдея, аж глаза закрылись у меня. А у мамули вдруг постепенно набух сосок, став твёрдым, что отлично чувствовалось сквозь тонкую ткань крепдешина — мамуля не одела лифчик. Похоже и ей стало приятно, она неожиданно поцеловала меня в губы и прошептала на ухо: «Поласкай меня ещё, не убирай руку». Я аж вздрогнул, думал мамочка будет возмущаться, а она совсем и не против… Поскольку я сидел у стенки и меня почти не было видно, я приобнял её за шею правой рукой, а левую потихоньку засунул в вырез платья и стал нахально ласкать и мять её горячую мягкую грудь, получая невероятное удовольствие. Да ещё мамочка иногда целовала меня в губы — я был в раю. Как я не кончил в штаны, просто не знаю, но мой писюн сильно болел. Хорошо, что никто не обращал на нас внимание!

Впрочем, сейчас и некоторые другие пассажиры тоже целовались в полутьме пассажирского салона, поэтому им было не до нас. Нас встретила тётя Нина на морвокзале и отвезла к себе домой. Небольшая уютная двушка», неплохо. Мамочка пошла в душ и стала там переодеваться, а тётя Нина, потребовав, чтобы я звал «просто Нина», мол она ещё совсем не старая, спросила, чего я так стал стонать.

Она обняла меня и, погладив по голове, посочувствовала моему «горю» и предложила помочь. Не успел я и рот открыть, как она сползла с дивана и, стоя на коленях, стянула вниз мои брюки и трусы, а мой писюн выскочил и закачался перед её лицом. Но недолго — через секунду он оказался в её большегубом ротике, а через пару минут я вообще воспарил в небеса и сладко взвыл, кончая в горячий ротик Нины. Даже похоже от удовольствия на пару секунд и сознание потерял. Нина всю сперму проглотила, облизала мой член и похвалила, какой он твёрдый и горячий, а какой сладкий? И удивилась — ты что, сто лет не сливал, налил сейчас мне в ротик просто море спермы?

Тут и мамуля подплыла в одном полотенце и громко ахнула, увидела нас в довольно пикантном положении. Но Нинон, как она её называла, была почти одесситкой и не смутилась, а поругала мою мамочку. Мол у парня яйца лопаются, а мамуля и мышей не ловит. Нет бы парня наставить на путь истинный, а то он получит уроки в подвале и «ещё намотает что-нибудь на конец»… Думать нужно, моя подруга дорогая …

— Нинка, ты с ума сошла! Развратишь мне парня! Что я потом буду делать с ним? С этим жеребцом юным… У него стоит круглые сутки…

— Танька, ты что, совсем дура, что ли? Парень уже вырос, ему 18 лет, его срочно просветить нужно и поучить. А кроме того, мы же и сами были такими же молодыми, вот и станем ими на неделю. Вот так, моя милая.

Мамочка немного покраснела, но глаза у неё явно загорелись! Потом она ушла в угол переодеваться, а я пошёл в ванную, сполоснуться, а то вспотел от души — и от удовольствия и от стыда, ведь мамочка видела, как я кончаю в ротик её подруги Нины. А когда зашёл, мамочка лежала на диване на животе, в одних трусиках, без лифчика, подперев лицо рукой, а Нина ушивала её платье и ругала тихонько, мол и длинное и таким балахоном, это Одесса, а не колхоз какой, вот провинция! Вот а мне Нина глазами показала на мамочку — а она в других трусиках, которые ей подарила тётя Нина, они узким треугольником подтянули её ягодицы. Видок был весьма возбудительный. Мой писюн сразу встал и упёрся колом в трусах. Нина усмехнулась и громко выдала:

Ложись на мамуську свою, а то на ней давно никто не валялся. Нам с тобой, Танюха, наши мужья и половину супружеской обязанности не выполняют, так что нужно восполнять эти пробелы. Мне полгода перед службой мой Андрейка «помогал», а у тебя вон какой красавец вымахал, — не переставая стучать швейной машинкой, проповедовала хозяйка.

И я не выдержал этого зрелища и нахально лёг на мамулю, заодно, подсунув руки, стал мять её голую грудь. Нина тут же поднялась и, сказав, что забыла хлеба купить, вышла из квартиры. А я был словно в тумане, поласкав мамулю, стал стягивать с неё трусики, которые ей оказаыватся подруга подарила. Мамочка вроде возражала, мол, не надо, Сашок, что ты делаешь, а сама чуть приподнялась, чтобы мне было легче тащить вниз трусики, потом выгнулась в талии и я, чуть раздвинув её ягодицы, резво вошёл в её тугую дырочку. Обалдеть, а она уже и смазана хорошо! Так что, мамуля хотела дать мне? Вскоре от запредельного удовольствия я кончил, но мой член не падал и я ещё долго двигался в чудесном канале её попки. Когда Нина наконец вернулась, я всё лежал на шикарном теле мамочки, вновь бурно кончив и тихо балдея.

Ниночка быстро навела порядок, отправив нас вместе в душ, потом стала примеривать платье на мамуле. А вышло супер-секси! Платье обтянуло мамочкину попку туго-туго, обрисовывая её полностью, заодно высоко открывая её полные ножки. Когда мы пошли в универ, я шёл сзади и любовался фигурами подруг, отличное было зрелище, как играли их попки, как чудесно выглядели их ножки! Особенно когда вольный одесский ветер с моря задирал подолы их платьев и мне было видно их ножки до трусиков.

Вечером дядя Боря тоже потребовал называть его Борей, мы же мужчины, к чему эти излишки слов. Вечером мы сходили в кафе, выпив по рюмочке, потом погуляли в парке, было прохладно, тихий плеск моря, неяркий свет звёзд, целующиеся парочки чуть не на каждом углу — всё это навевало на яркие образы ночных эротических видений. Потом Боря нежно поцеловал Нину, сказав, что вот тут, напротив морвокзала, нужно обязательно целоваться, это мол к удаче.

Мамочка стала сомневаться, тогда Нина крепко обняла меня и я узнал настоящий горячий поцелуй зрелой женщины. А когда мы разомкнули объятия, то я увидел, что мамуля и Боря всё ещё целуются. Тогда я уже сам крепко обнял Нину и мы страстно расцеловались, я ещё с большим удовольствием мял её упругую на диво попку. А она потом таким возбуждающим шёпотом мне на ухо: «Насчёт попки — это ты к своей мамуле. А я в ротик обожаю. Так что обращайся, когда захочешь!»

От этих слов мой член встал просто колом, а Нина, почувствовав, только засмеялась. И вот смена декораций — Борис обнимает Нину, а меня толкнул в моей мамочке. А она похоже сильно возбуждена, вся дрожит как-то так странно и так впилась в меня своими сладкими губками, обхватив горячими руками за шею — я и сам задрожал. Я с азартом стал мять её мягкую попку, получая большое удовольствие уже от того, что мамочка мне это разрешает. Потом Боря отошёл в сторону — отлить, как он нам сказал, а меня обняла Нина, прошептав, что она уже не может терпеть. А потом спросила такое, что я вздрогнул — «Будешь со мной сегодня, хорошо? Таня не против. Тебе понравится…»

Это так невероятно волнующе и возбуждающе — ты ложишься в кровать со зрелой красивой молодой женщиной, а она сильно хочет секса! Как ни странно, но Нина быстро кончила и, зажав крепко меня, разрешила кончить в неё. А когда она пошла «сполоснуться», а то я её совсем замучил, то рядом со мной легла мамочка. Вот даёт — она легла на животик и подтянула ночнушку, открыв свою круглую попку, которая так соблазнительно забелела в полутьме комнаты. Мой писюн среагировал соответственно и резко «ожил», встав колом.

И через секунду я уже потихоньку входил в шикарную попку мамули и затем стал двигаться в ней, вызывая у неё тихие сладкие стоны. Оказалась, она не кончила с Борей, тот поставил её рачком, всунул в попку и кончил. А она только возбудилась ещё больше. Кончив, я упал на спину мамули и долго так лежал, весь в неге от удовольствия и сознания того, что моя мамочка дала мне! Так я стал мужчиной благодаря двум классным женщинам! Я этой ночью кончил в вагину Нины и в сладкую попку мамули! Супер!

А под утро, сходив в туалет, я увидел на своей постели классную полуголую женщину и во мне сразу пробудился дикий зверь — раздвинув полные ножки мамули, я нахально вошёл в неё и долго совершал свои фрикции, в конце-концов добившись её оргазма. А тут и Ниночка оказалась рядом и предложила кончить в её ротик. Я был в нирване — две такие шикарные женщины ласкали меня. Теперь одну ночь я спал с Ниной, другую с мамулей, теперь и Борис постарался и мамуля была в восторге, все они вспоминали свою молодость.

Так что эта поездка в Одесу оказалась знаменательной. Ещё до конца учебного года мне доставляла удовольствие моя мамуля. Да и сама она стала выглядеть ещё лучше, порой на улице мужчины оглядывались ей вслед. В июле я поехал в Одессу и поступил в местный технологический. А во время обучения меня часто приглашала к себе Нина, мотивируя. что меня нужно «успокоить». Да и мамуля иногда заезжала ко мне и мы тогда проводили выходные у Нины и Бори — так как Андрей после армии сразу женился на своей подруге и ушёл к жене, как Нина шутила — «в примаки». Вот тогда за выходные наши дамы получали по паре оргазмов и выглядели довольными. А мамуля, прошаясь с нами на мор вокзале, всегда шутила — «увожу полную попку одесской спермы». И мы все хохотали в голос.